Биржевые цены на золото и серебро
золото
серебро

Закон Грешема – это нелепая ошибка или умышленная подмена понятий и передергивание фактов? Часть I – История и Логика

В 1560 году лорд Томас Грешем, работавший управляющим британским монетным двором при королеве Елизавете, сформулировал некоторые тезисы денежного обращения, ставшие впоследствии одним из экономических законов.

Ранее, еще до Грешема, в 1526 году к аналогичным выводам пришел польский ученый астроном Николай Коперник в своем труде «Трактат о деньгах». В результате сегодня мы знаем закон Коперника-Грешема в следующей ошибочной формулировке:

«Худшие деньги вытесняют из обращения лучшие».

Именно в этой безусловно ошибочной формулировке мы учим сегодня закону Коперника-Грешема студентов всех ведущих экономических университетов мира.

Понять, почему данная формулировка является безусловно ошибочной, вовсе не сложно. Сложнее понять это максимально быстро. Прямо сейчас, следуя вместе шаг за шагом, мы придем к логическому опровержению закона Коперника-Грешема и постараемся сделать это наиболее кратким и рациональным путем. Для того, чтобы сделать это, нам понадобится освежить в памяти некоторые базовые постулаты из области философии мироздания и теории денежного обращения.

Итак начнем, логическое доказывание ошибочности закона Коперника-Грешема, излагая ключевые мысли и тезисы, в сжатом телеграфном стиле. Или, как сейчас принято говорить, в стиле SMS-сообщений:

 

1. Определяем цепочку мироздания с точки зрения разумной жизни и расставляем приоритеты в хронологическом порядке возникновения явлений, событий и фактов. Эта цепочка имеет следующий вид:

Энергия порождает жизнь -> Жизнь порождает разум -> Разум порождает товары -> Товары порождают товарный обмен -> Товарный обмен порождает деньги -> Деньги порождают валюты.

С этим все ясно, принимаем эту цепочку мироздания за аксиому и запоминаем ее, так как она понадобится нам в дальнейшем.

 

2. Даем определение понятию «Товаров»: Товары – это энергия, воплощенная с помощью труда и разума в те или иные товарные формы. О чем более детально можно посмотреть здесь.

 

3. Берем классическое определение понятия «Денег»: Деньги – это прежде всего Товар. Но не просто товар, а универсальный товар. Такой универсальный товар, который каждый участник товарного обмена согласен принимать в качестве оплаты в обмен за свои товары.

 

4. Даем правильное или точнее хрестоматийное определение понятию «Валют»: Валюты – это обещания денег, сделанные от имени того или иного эмитента этих валют.

 

5. Вспоминаем фразу, сказанную Дж.П.Морганом в своей знаменитой речи перед американским Конгрессом 19 декабря 1912г.: «Золото – это деньги и ничего более. Все остальное – кредит».

 

6. Вводим дополнительный, но очень важный термин «Ценность» и даем определение понятия Ценности:

Ценность объекта определяется соответствием того, что покупатель готов заплатить за этот объект и того, что продавец этого объекта готов принять в качестве оплаты.

 

7. Обращаем внимание на то обстоятельство, что понятие Денег, отраженное в п.3 и понятие Валюты, отраженное в п.4, – это вовсе не одно и тоже. Это абсолютно разные по своей экономической и юридической природе вещи. Разница между деньгами и валютами заключается не только в том, что Деньги – это прежде всего особенный (универсальный) Товар, а Валюты – это прежде всего данные кем-то обещания Денег. Главная различие между Деньгами и Валютами заключается в том, что относительная Ценность Денег определяется исключительно рынком, в процессе товарно-денежного обмена. А относительная Ценность валют назначается их эмитентом путем Указа.

Именно по этой причине деньги не несут в себе никаких рисков никакого контрагента. Чего нельзя сказать о валютах, ценность которых, всегда несет в себе все возможные риски контрагента. Под контрагентом в отношении любой валюты подразумевается государство - эмитент этой валюты, которое постоянно несет бремя самых разных рисков: экономических, политических, климатических, эпидемиологических, геофизических, технологических, военных и так далее. Упрощенная формулировка этого тезиса гласит: Золото - не может обанкротиться.

Также обращаем внимание на то, где именно в порядке возникновения и, соответственно, приоритета расположены Деньги и Валюты. На самом высоком уровне в приведенной выше цепочке мироздания стоит Энергия. Так как именно Энергия вследствие ее трансформаций порождает всё нижестоящее: и жизнь, и разум, и товары как формы энергии, и деньги как универсальные товары, и валюты – как обещания денег. Деньги и валюты в этой иерархии расположены после Разума – на самых последних, низовых уровнях цепочки мироздания, что естественно. Так как и Деньги, и Валюты являются продуктами разума, без которого их возникновение невозможно даже при наличии неограниченного количества энергии.

Это означает, что в экономике, как и в любой естественной науке, никаких ошибок терминологии при использовании понятий Деньги и Валюты допускать нельзя. Потому что сами понятия Денег и Валют – это абсолютно разные понятия, которые стоят на разных уровнях цепочки мироздания.

Называть в экономических законах Деньги Валютами, а Валюты – Деньгами – это все равно, что записывать в юридических документах своих родителей – своими детьми, а своих детей – своими родителями.

Неправильная терминология в любых законах недопустима. Применение неправильной терминологии в законах экономики опасно и разрушительно не менее, чем применение неправильной терминологии в законах ядерной физики.

 

Вот и все. Сказанного выше вполне достаточно для того, чтобы сделать предварительный вывод об ошибочности закона Коперника-Грешема. По крайней мере, в той его дословной редакции, которую мы широко используем и которой мы учим студентов. Очевидно, что в своем законе и Грешем, и Коперник говорят вовсе не о Деньгах, а о Валютах. То есть, налицо или нелепая ошибка или сделанная кем-то умышленная подмена понятий. И в том, и в другом случае закон Коперника-Грешема (в общепринятой сегодня редакции) является антинаучной утопией, что кроме элементарной логики, подтверждается всей монетарной историей человечества.

На протяжении которой хорошие деньги всегда вытесняли и замещали собой плохие деньги. Деньгами (универсальными товарами) в разные времена были разные товары. Это и камушки с отверстиями, и ракушки, и овцы, и мешки зерна и так далее. Но все эти «плохие деньги» с течением времени неизбежно замещались более хорошими деньгами. И, таким образом, шаг за шагом человечество пришло к тому, что самыми хорошими деньгами было признанно золото. Благодаря своим свойствам золото как «хорошие деньги» со временем вытеснило из обращения и заместило собой все те плохие деньги, которые человечество использовало ранее.

Этот общеизвестный исторический факт диаметрально противоречит и полностью опровергает закон Коперника-Грешема в общепринятой и используемой сегодня редакции.

Если бы в законе Коперника-Грешема вместо экономического термина «Деньги» со своим индивидуальным определением стоял другой экономический термин – «Валюты» (со своим индивидуальным определением), то закон Коперника-Грешема был бы верен и отражал истину. Но с термином «Деньги» в тексте закон Коперника-Грешема является антинаучным и антиисторическим алогизмом, не имеющим никакого отношения, ни экономике, ни к исторической реальности.

 

Ту же самую ошибку терминологии позднее допускает лауреат Нобелевской премии по экономике 1999 года Роберт Манделл, который дополнил закон Коперника-Грешема еще одной уточняющей формулировкой. После чего закон Коперника-Грешема стал звучать так: «Плохие деньги вытесняют хорошие, если они имеют одинаковую цену». Что на английском дословно пишется как «Bad money drives out good if they exchange for the same price».

Заметьте, дополняя закон Коперника-Грешема, Манделл снова использует экономический термин «Деньги» («money»), а не уместный здесь экономический термин «Валюты» (currency).

 

Когда домохозяйка, придя в магазин, говорит: «Я забыла дома деньги», - это звучит естественно и правильно. Было бы удивительно, если бы домохозяйка в такой ситуации изрекла: «Я забыла дома национальную валюту».

Но когда речь идет не о домохозяйках, а об известных экономистах и о том, что мы называем законами экономики, такая подмена друг на друга базовых экономических понятий и терминов недопустима. Нельзя жонглировать терминами в законах. Для примера: правила дорожного движения определяют перечень неисправностей автомобиля, при наличии которых эксплуатация автомобиля запрещена. И также правила дорожного движения определяют другой перечень неисправностей автомобиля, при наличии которых запрещена не эксплуатация, а вообще движение этого автомобиля. То есть, если на автомобиле не работает световой сигнал заднего хода, то вы не можете эксплуатировать такой автомобиль – использовать его для перевозок. Несмотря на запрет эксплуатации, вы имеете право двигаться на этом автомобиле в светлое время суток к месту стоянки с целью ремонта.

Но если у автомобиля имеется неисправность рулевого управления или тормозной системы, то на таком автомобиле вы не можете никуда двигаться – это запрещено законом. Такой автомобиль может быть доставлен к месту ремонта только с помощью другого, исправного автомобиля, предназначенного для транспортировки неисправных автомобилей. Таким образом, правила дорожного движения (как закон) дают нам два разных термина – «эксплуатация» автомобиля и «движение» автомобиля. Но если в Правилах дорожного движения поменять эти два термина местами, то смертность на дорогах тут же увеличится в разы.

 

По моему глубокому убеждению, недопустимость подмены терминов в законах является общеизвестной аксиомой и в каком-либо дополнительном доказывании не нуждается.

Из чего возникает вопрос: может ли лауреат Нобелевской премии по экономике не знать и не понимать различий между двумя базовыми, но абсолютно разными экономическими терминами, расположенными на разных уровнях цепочки мироздания? Я так не думаю. Скорее всего, в случае с законом Коперника-Грешема и его дальнейшими трансформациями мы имеем дело с чьим-то злым умыслом, о котором самому Манделлу хорошо известно. Но об этом мы поговорим чуть позже.

 

Конечно, прочитав все изложенное выше, сторонники закона Коперника-Грешема в его текущей ошибочной редакции, словно утопающие, будут пытаться схватиться за соломинку и возражать. Этой соломинкой возражения для них станет термин «Товарные деньги» (commodity money), о которых, по сути, и говорил Грешем. Действительно, в поиске Google термин «commodity money» нередко соседствует с фразой «Закон Грешема» (Gresham's Law). Но такие возражения будут лишь попыткой прикрыть один нелепый абсурд другим еще более нелепым абсурдом. Почему?

Потому, что никаких «товарных денег» в монетарной истории человечества нет, никогда не было и в принципе быть не может.

Потому что Деньги – это прежде всего Товар. А товар не может быть «товарным», как не могут быть «пчелиными» пчелы или «рыбными» рыбы. Все эти три фразы являются равной по степени абсурдности тавтологией. «Товарными» могут быть только валюты, независимо от того, из какого материала они сделаны – из бамбука, из меди или из золота.

Каждый раз, когда вы встречаете фразу «товарные деньги», знайте: это попытка манипулирования вашим сознанием. Насколько эта попытка будет успешной – зависит только от вас и вашего разума.

Точно так же ложным является постулат о том, что биметаллическая денежная система обречена на провал. Потому что на провал обречена только валютная биметаллическая  система, в рамках которой ценность серебряных и золотых валют назначается указом. Если же говорить о биметаллической именно денежной системе, то в рамках такой системы относительная ценность серебряных и золотых денег (имеющих ценность по весу денежного металла) определяется рынком. Следовательно, в такой системе не происходит никакой разбалансировки при естественном изменении ценности золота против ценности серебра и наоборот. Потому что в денежной биметаллической системе рыночные ценности золота и серебра относительно друг друга не связаны ни с какой валютной ценностью, назначенной этим денежным металлам по чьему-то указу.

 

Давайте разберемся с этим моментом более подробно. Чем, прежде всего, является кусочек золота круглой формы с отчеканенным на нем денежным (правильнее говорить валютным) достоинством? Золотая монета, являющаяся законным средством платежа, – это в большей степени деньги как золото по весу? Или это в большей степени валюта с назначенной чьим-то указом ценностью?

Безусловно, это в большей степени валюта. Потому что независимо от веса содержащегося в этой монете золота, государство–эмитент оценивает эту монету по назначенной указом валютной ценности. И именно эта назначенная указом и отчеканенная на самой золотой монете валютная ценность принимается в расчет при уплате налогов. То есть, преобладание назначенной валютной ценности золотой монеты над ее денежной ценностью вменено законом. Конечно, золотая монета по-прежнему сохраняет денежную сущность по весу золота. Эта денежная ценность золота по весу может совпадать с назначенной указом валютной ценностью монеты, а может и не совпадать. Несмотря на это, золотые монеты, используемые как средство платежа (о которых и писал Грешем), являются прежде всего валютой, а не деньгами. Так как ценность этих золотых монет определяется прежде всего назначенным указом и отчеканенным на самой монете ее валютным номиналом – т.н. денежным достоинством.

Кстати, все золотые валюты умерли именно как валюты, а не как деньги, по причине расхождения во времени их денежной и их валютной ценности. То есть, главной причиной отказа от использования золотых и серебряных валют (товарных валют) в монетарной истории человечества был именно разрыв между назначенной им валютной ценностью и их реальной денежной ценностью, что называется Сеньораж (Seigniorage).

 

Чтобы глубже понять, почему денежная составляющая золотой монеты неизбежно вытесняется на второй план ее валютной составляющей, давайте рассмотрим пару небольших примеров:

 

Пример 1: Вам подарили очень красивое и очень сложное в изготовлении ювелирное изделие из чистого золота. Чем для вас в большей степени будет является эта прекрасная вещь – деньгами по весу золота? Или все-таки красивым ювелирным изделием из золота?

 

Пример 2: Представьте себе, что у вас в руках находится пластина из чистого золота весом 1 унция с нанесенным на нее методом гравировки, векселем швейцарского банка. Допустим, что, несмотря на то, что этот вексель выполнен на металле, он является действительным. Сумма векселя - 1 млн. швейцарских франков. Чем эта пластина будет являться для вас в первую очередь – деньгами, то есть золотом по весу – 1 унцией? Или правильно юридически оформленным долговым обязательством швейцарского банка – векселем на сумму 1 млн. швейцарских франков?

На самом деле сумма не важна. Даже если на векселе будет обозначена сумма в 1 цент, по своей экономической и юридической природе эта пластина все равно будет в большей степени векселем банка, нежели деньгами по весу золота. А золото в этой пластине, оставаясь деньгами, будет играть роль носителя обозначенного на нем кем-то долгового обязательства, определенной и назначенной кем-то ценности. Точно так же происходит и с золотыми монетами, в которых золото, как и медь в медных монетах, выступает прежде всего не деньгами, а носителем назначенной указом валютной ценности.

В каждом из рассмотренных выше примеров вы сами были вправе определять, чем именно для вас является предмет в первую очередь – деньгами по всему золота или ювелирным украшением, или финансовым обязательством. В случае с золотыми валютами такой возможности у вас нет. Потому что обязанность по признанию золотой валюты прежде всего именно валютой (а не деньгами – как золотом по его весу) вменяется всем участникам рынка императивным требованием закона.

 

Возвращаемся к фразе Дж.П.Моргана: «Золото – это деньги и ничего более. Все остальное – кредит». Подчеркнем: Морган не сказал, что деньгами являются золотые монеты или золотые валюты. Он сказал, что деньгами является только само по себе «золото».

То есть, деньгами (как универсальным товаром) является монетарное золото только по его весу и его рыночной ценности за определенную единицу веса.

 

Вывод: Любое золото, на котором отчеканено назначенное указом валютное достоинство, становится в первую очередь валютой и только во вторую очередь, остается деньгами - золотом по его весу.

Допустим, что с большой натяжкой, мы можем согласиться с Грешемом в части золотых монет. Потому что золотые монеты, являясь прежде всего валютами, все-таки имеют вторичную денежную составляющую и денежную ценность по весу золота.

Но ведь Грешем писал в том числе и о медных монетах как о «плохих деньгах», а не как о «плохих валютах». Как можно согласиться с Грешемом в части медных монет, которые он тоже называет деньгами, а не валютами? Ведь медь – это не монетарный металл, а Грешем – это не домохозяйка, не так ли?

Часть II – Закон Рубля

Часть III – Кому нужны фальсификации

Специально для www.kdggold.com

Dmitry Kalinichenko

При публикации данного материала или его перевода, ссылка на первоисточник обязательна.